zarabotai.lv

Новости

Результаты опросов

Миллионеры









Новости -> Бумага все стерпит



Целлюлозный договор может оставить предпринимателей с носом.

Как стало известно Телеграфу, уже 1 марта может быть заключен договор о реализации целлюлозного проекта между правительством Латвии и скандинавскими инвесторами. Однако самый болезненный вопрос переговоров - о гарантированных поставках сырья предприятию - вряд ли удастся решить до начала весны.

Чиновник видит провокацию.

По неофициальной информации, глава правительства Латвии Андрис Берзиньш поручил ответственным за переговоры чиновникам завершить их до начала весны и заключить договор с инвесторами о реализации проекта до 1 марта. Это - один из важнейших документов "проекта века": после его подписания владелец будущего Baltic Pulp наконец-то сможет заняться получением разрешения на строительство предприятия.

Стороны пока воздерживаются от комментариев по этому поводу. Секретарь проекта Григорий Розенталс заявил Телеграфу, что договор будут заключать латвийское правительство и компании Metsaliitto и Sodra, поэтому Baltic Pulp не вправе комментировать сроки подписания договора. В свою очередь руководитель переговоров со стороны государства Маргер Крамс заявил Телеграфу, что ни подтвердить, ни опровергнуть такую информацию он не может и вообще считает этот вопрос "провокационным".

Если документ и в самом деле будет оформлен в начале марта, то у местных деревообработчиков, которые работают в государственных лесах, не останется никаких шансов защитить свои интересы. Кому же выгодно так торопить подписание договора?

Деньги или лес?

Самым болезненным пунктом переговоров между латвийским правительством и скандинавами всегда был и остается вопрос о поставках сырья предприятию. Еще бы - инвесторы требуют, чтобы Латвия обеспечила предприятие сырьем на 40%, для чего необходимо отдать под контроль завода примерно треть всех государственных лесных площадей. Но леса-то эти не заповедные - в них работают на протяжении многих лет местные лесоразработчики, которые платят государству, а точнее, ГАО Latvijas valsts meњi (LVM), за право этот лес рубить. Поэтому, когда инвесторы заявили о своем желании прибрать к рукам 500 тыс. га казенных лесов, это вызвало бурное возмущение местных предпринимателей. Если иностранцы завладеют такими ресурсами, то рынок разрушится и сотни фирм останутся без работы, убеждали чиновников латвийские "дровосеки".

Государственные мужи испугались дружного гнева отечественных бизнесменов. И в мае прошлого года правительство решило, что вместо полумиллиона лесных гектаров в устав целлюлозного предприятия будут вложены деньги. Правда, откуда взять необходимые 100 с лишним миллионов евро, никто не уточнил. Да и проблема никуда не делась: завод все равно нужно обеспечить древесиной на 40%. Но как?

Государство в роли торговца.

И вот, в конце прошлого года ГАО Latvijas valsts meњi объявляет, что выход найден. Сейчас это госпредприятие зарабатывает тем, что продает предпринимателям право на вырубку своих лесов. Чтобы "накормить" завод, а заодно и себя, решили чиновники, нужно взять под свой контроль не только рубку, но и продажу древесины. Если раньше частники сами рубили, сами искали покупателей, сами продавали, то теперь на них останется только вырубка леса, а продавать его будет само Latvijas valsts meњi. Понятно, что и такая перспектива у большинства местных деревообработчиков и разработчиков леса особой радости не вызвала, ведь доходы их при этом существенно снизятся, а налаженные связи продавцов, покупателей и посредников нарушатся.

Как сообщил Телеграфу председатель ассоциации Latvijas koks Андрис Плезерс, модель, предложенная LVM, вполне может прижиться. Но с некоторыми оговорками. Во-первых, следует разработать четкую схему работы LVM, при которой госпредприятие будет обязано в первую очередь привлекать к лесоразработке местных "лесорубов" и заключать с ними долгосрочные договоры, а сырье продавать местным переработчикам. Это позволило бы лесоразработчикам и производителям сохранить уже существующие связи, однако пока никакого письменного подтверждения того, что LVM и в самом деле претворит в жизнь такую модель, нет.

По словам г-на Плезерса, примерно такая же схема действует в гослесах Эстонии: 35% предусмотренной для разработки древесины продается на корню, а 60% - в сортиментах. Правительство обязывает госструктуру, заведующую лесами, заключать долгосрочные договоры на вырубку этих лесов с местными лесоразработчиками и долгосрочные договоры на поставку сортиментов местным переработчикам. По словам г-на Плезерса, по такой же системе хотят работать и латвийские предприниматели. Если это не получится, то все государственные леса останутся под полным контролем LVM и вся прибыль осядет в карманах чиновников "Руководство LVM в курсе наших пожеланий, однако пока что никакой инициативы оно не проявляет", - отметил руководитель ассоциации.

Групповой труд.

В самом деле, бездействие LVM в этой ситуации заставляет только удивляться. Как заявил Телеграфу директор по лесам ГАО LVM Мартиньш Гайгалс, новая модель начнет действовать уже во второй половине нынешнего года. За эти несколько месяцев необходимо реструктурировать само предприятие и фактически перекроить весь лесной рынок страны. Однако с тех пор как LVM заявило о своей новой стратегии, оно не сделало практически ничего.

Точнее, кое-какие подвижки все же заметны. На данный момент создано три рабочих группы. Одна непосредственно трудится над разработкой системы продажи сортиментов, вторая - готовит отчет о рисках и приобретениях после начала работы комбината. Третья занимается практически тем же самым и корпит над отзывом о влиянии предприятия на народное хозяйство. Любопытно, что первая "группа товарищей" представит свой окончательный труд именно 1 марта. То есть тогда, когда должен быть заключен договор между правительством и инвесторами. Если все произойдет по такому сценарию, то у предпринимателей не будет никакой возможности высказать свое мнение относительно торговли сортиментами, осуществляемой ГАО LVM. И ни о каких обязательствах перед ними, разумеется, не будет и речи. Две другие группы представят плоды своего труда несколькими днями позже.

Даже если документ будет подписан не 1 марта, а, скажем, 1 апреля, времени на его обсуждение отраслевыми ассоциациями не останется. Однако тот факт, что заключен он должен быть как можно скорее, сомнений не вызывает. Из-за тугодумства латвийских властей график реализации проекта оттянул появление предприятия на два года.

Такой поворот событий может привести к тому, что доля Латвийского государства в капитале целлюлозного комбината (30%) перейдет не к частному предприятию, а к самому LVM. Об этом, между прочим, говорилось еще до того, как LVM появилось на свет. Кстати, в базе данных Lursoft значится, что одним из видов деятельности LVM является... производство целлюлозы ***.

Экспертиза.

Руководитель Ассоциации частных владельцев лесов Эрик Закис:

- Владельцы лесов против новой инициативы ГАО Latvijas valsts meњi (LVM). На лесной рынок приходит большой игрок, под контролем которого находится 3 млн. кубометров древесины. У остальных 150 тыс. частных собственников - лишь по несколько кубометров. На свободном рынке мы оказываемся в разных позициях. Кроме того, не стоит забывать, что это государственные леса и правительство имеет прекрасную возможность влиять на рынок различными субсидиями, нормативными актами и т.д. Они могут влиять на ценовую политику. Раньше все было в порядке - частники покупали у государства лес, но сами его продавали. Каждый вел свой личный бизнес. Нас пугает и то, что пока подробнее о том, как будет работать эта модель, ничего неизвестно. Никакой информации у нас нет, и это тревожит.

Исполнительный директор Латвийской ассоциации экспортеров древесины Харий Йорданс:

- У меня складывается впечатление, что LVM пока само не понимает, что задумало. Руководство госпредприятия не может ответить нам на элементарные вопросы. Например, на каких условиях будут заключаться контракты с теми, кто будет для них рубить лес? Как будет формироваться ценовая политика? Почему не берется в расчет мнение крупнейших местных экспортеров? Что ж, мы возьмем все это на заметку на следующих выборах.

Вряд ли чиновники из LVM вообще представляют, что такое торговля готовой продукцией, они не знают рынок, у них нет менеджеров. У нас заключены контракты с крупными западными торговыми сетями, это стабильные прибыльные отношения. Что будет теперь? Неужели нам придется менять все эти торговые свзяи, которые нарабатывались годами?

***.

Общая стоимость целлюлозного проекта составляет 900 млрд. EUR. Доля Латвии в капитале предприятия составит 30%. Комбинат будет построен в местечке Озолсала Екабпилсского района. Мощность завода составит 600 тыс. т целлюлозы в год ***.

Инвесторами целлюлозного завода являются шведская компания Sodra и финская Metsaliitto Group. Metsaliitto - один из крупнейших деревообрабатывающих концернов Европы. Оборот предприятия в прошлом году возрос на 35% и достиг 7,513 млрд. EUR, прибыль увеличилась на 79% - до 763 млн. EUR. Материнская компания Metsaliitto Osuuskunta объединяет более 120 тыс. владельцев лесов. Шведская Sodra - 34 тысячи. В собственности предприятия находятся 2 млн. га леса. Прибыль Sodra в прошлом году составила 2,45 млн. SEK, объем продаж - 11,189 миллиона.

Источник: Анна НОВИЦКАЯ, Телеграф

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий








Есть ли в Латвии подпольные миллиардеры?

Есть
Нету
До кризиса были

Проголосовать Результаты

 

© 2009 zarabotai.lv